Статья 137 Конституции России

Текст Ст. 137 Конституции РФ в действующей редакции на 2017 год:

1. Изменения в статью 65 Конституции Российской Федерации, определяющую состав Российской Федерации, вносятся на основании федерального конституционного закона о принятии в Российскую Федерацию и образовании в ее составе нового субъекта Российской Федерации, об изменении конституционно-правового статуса субъекта Российской Федерации.

2. В случае изменения наименования республики, края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа новое наименование субъекта Российской Федерации подлежит включению в статью 65 Конституции Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 137 Конституции Российской Федерации

1. Статья 65 Основного закона впервые в конституционной истории России определяет полный перечень субъектов Российской Федерации. В момент проведения референдума по Конституции Российской Федерации только два года прошло с момента распада СССР, и авторы Основного закона пытались сделать все возможное ради сохранения целостности России. Поэтому можно с уверенностью сказать, что это норма является дополнительной гарантией незыблемости федеративного устройства страны. Однако в результате конституционной реформы начала 90-х гг. XX в. Россия в сравнении с иными государствами мира стала федерацией с наибольшим числом субъектов. Хотя распад федеративных государств (СССР, ЧССР, СФРЮ), произошедший на рубеже XX-XXI вв., был вызван не размерами их территорий или числом субъектов, а крахом социалистического режима, тем не менее, очевидно, существует какое-то оптимальное число субъектов федерации, позволяющее обеспечить управляемость страны в целом.

Итак, часть 1 комментируемой статьи устанавливает три варианта изменения федеративного устройства России.

Принятие в ее состав нового субъекта Федерации, т.е. вхождение в состав Российской Федерации новой территории, находящейся за пределами ее государственных границ и в момент обращения к России с просьбой о вхождении в ее состав имеющей статус суверенного государства или его части. Очевидно, данная ситуация может возникнуть только в случае добровольного согласия самого суверенного государства на вхождение целиком или его части в состав Российской Федерации. В противном случае это будет нарушение принципа территориальной целостности, закрепленного Заключительным актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г.*(718) Видимо, такой способ изменения федеративного устройства включен в текст Конституции с расчетом на изменение политической ситуации на постсоветском пространстве. Однако авторы комментария полагают, что даже положительное решение о вхождении в состав России, принятое на референдуме в таких образованиях, как республики Южная Осетия, Абхазия и Приднестровье, не будет иметь законной силы.

Образование в составе России нового субъекта Федерации может произойти путем объединения граничащих между собой субъектов Федерации, либо путем разделения существующего ранее субъекта Федерации. Таким способом, правда еще до вступления в силу Конституции 1993 г., образовались Чеченская и Ингушская Республики после разделения Чечено-Ингушской АССР*(719), а также Пермский и Красноярский края и Камчатская область после слияния их с входившими в них автономными округами*(720). Думается, что с точки зрения объективности процесс укрупнения субъектов даст положительный результат, поскольку вхождение равноправных субъектов в состав друг друга, как отмечалось выше (см. комментарий к ст. 65), является юридическим нонсенсом.

Изменение конституционно-правового статуса субъекта Федерации означает преобразование субъекта из одной формы в другую. Как отмечалось выше (см. комментарий к ст. 5), Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов. Таким образом, например, преобразование области в край или республику будет рассматриваться как изменение конституционно-правового статуса субъекта Федерации. При этом остается спорным вопрос о преобразовании единственной в составе России автономной области — Еврейской, поскольку после ее преобразования будет навсегда утрачен один из типов субъектов Федерации, закрепленных практически неизменной главой первой Конституции России (см. комментарий к ст. 5).

Все перечисленные выше изменения федеративного устройства России осуществляются федеральными конституционными законами. Ныне действует единый Федеральный конституционный закон от 17 декабря 2001 г. «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта Федерации», устанавливающий общий порядок изменения статуса субъекта и обязывающий Президента Российской Федерации на основании обращения к нему законодательных (представительных) органов государственной власти назначить на территории преобразуемого субъекта (субъектов) референдум по существу решаемого вопроса*(721). В случае принятия на референдуме положительного решения издается индивидуальный федеральный конституционный закон о порядке преобразования субъекта Федерации (см. комментарий к ст. 65). Первым подобным актом стал Федеральный конституционный закон от 25 марта 2004 г. «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа»*(722). При этом выход автономного округа из состава области или края, в который он ранее входил, по образцу Чукотского автономного округа*(723), как способ изменения его конституционно-правового статуса без согласия федеральных органов государственной власти юридически запрещен Федеральным законом «О референдуме Российской Федерации»*(724).

2. Не все изменения федеративного устройства России могут носить столь глобальный характер, как это установлено ч. 1 комментируемой статьи. Некоторые из них могут касаться только изменения наименования субъекта Федерации. В таком случае решение об этом принимается законодательным (представительным) органом государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации, а затем новое наименование вносится в текст Основного закона. Однако, после того как Республики Ингушетия, Северная Осетия-Алания и Калмыкия Хальмг Тангч, вернули себе свои исторические названия, встал вопрос о том, в обязанности какого органа государственной власти входит полномочие по внесению подобных изменений в Конституцию, поскольку ее авторами этот вопрос не был решен.