Статья 9 Конституции России

Текст Ст. 9 Конституции РФ в действующей редакции на 2016 год:

1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.

Комментарий к Ст. 9 Конституции Российской Федерации

1. Часть первая комментируемой статьи призвана подчеркнуть значение природных ресурсов как достояния всего общества. К природным ресурсам традиционно относят землю, недра, леса, воды, воздушное пространство, растительный и животный мир.

Особое выделение в Конституции РФ природных ресурсов имеет свои экономические и исторические причины. Что касается причин экономического характера, то, в отличие от большинства иных предметов материального мира, природные ресурсы не созданы трудом человека, а потому возможность нахождения их в собственности конкретных лиц всегда подвергалась сомнению. Одновременно трудно переоценить значение этих ресурсов для экономики. Все они являются ограниченными ресурсами (их количество конечно), и большинство из них потребляемы, а следовательно, невозобновляемы. Следовательно, поскольку природные ресурсы являются исчерпаемыми, при эксплуатации их месторождений должны быть учтены интересы будущих поколений. Режим эксплуатации не должен наносить непоправимый вред ни самим природным ресурсам, ни территории, на которой они расположены.

Отметим также, что на протяжении второй половины ХХ в. и в настоящее время добыча и экспорт природных ресурсов, в частности нефти и газа, является основным средством наполнения российского бюджета. При этом данные природные ресурсы распределены по территории России крайне неравномерно, например, 80% российского газа добывается в Ямало-Ненецком автономном округе, а 60% российской нефти — в Ханты-Мансийском автономном округе.

Что же касается земли как природного ресурса, то ее выделение в Конституции РФ среди иных природных ресурсов связано с тем, что вопрос о собственности на землю на протяжении длительного времени был одним из самых сложных в общественно-политической жизни России. До конца он не разрешен и сейчас.

Норма ч. 1 комментируемой статьи сформулирована таким образом, что может толковаться по-разному. Так, В.В. Гребенников обоснованно отмечает декларативность и неоднозначность понимания данной нормы*(32). Прежде всего, неясны вытекающие из нее особенности использования природных ресурсов и распоряжения ими. Кроме того, в части первой комментируемой статьи Конституция РФ говорит о народах, проживающих на определенной территории, а не о населении определенной территории. Поскольку в России крайне мало однонациональных территорий, то такая формулировка конституционной нормы не может быть признана удачной для того, чтобы истолковать смысл данной нормы.

Заметим, что по сравнению с предшествующим законодательством норма части первой комментируемой статьи Конституции РФ несколько изменилась, при этом принципиально изменился ее смысл. Согласно положениям п. 3 ст. III Федеративного договора — Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти суверенных республик в составе Российской Федерации*(33), земля и ее недра, воды, растительный и животный мир являются достоянием (собственностью) народов, проживающих на территории соответствующих республик. В силу этого некоторые республики длительное время сохраняли в своих конституциях нормы о праве собственности на природные ресурсы, несмотря на то, что подобные положения не нашли отражения в действующей Конституции РФ 1993 г.

Для разрешения ситуации потребовалось вмешательство Конституционного Суда РФ, который высказал следующую позицию.

Из конституционных норм следует, что народам, проживающим на территории того или иного субъекта Российской Федерации, должны быть гарантированы охрана и использование земли и других природных ресурсов как основы их жизни и деятельности, т.е. как естественного богатства, ценности (достояния) всенародного значения. Однако это не может означать, что право собственности на природные ресурсы принадлежит субъектам Российской Федерации. Конституция Российской Федерации не предопределяет обязательной передачи всех природных ресурсов в собственность субъектов Российской Федерации и не предоставляет им полномочий по разграничению собственности на эти ресурсы*(34).

Комментарий к норме части первой ст. 9 Конституционный Суд России дал также в Постановлении от 9 января 1998 г. по делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации*(35), где указал, что лесной фонд, ввиду его жизненно важной многофункциональной роли и значимости для общества в целом, необходимости обеспечения устойчивого развития и рационального использования этого природного ресурса в интересах Российской Федерации и ее субъектов, представляет собой публичное достояние многонационального народа России, является федеральной собственностью особого рода и имеет специальный правовой режим.

Развивая правовую позицию Конституционного Суда РФ, следовало бы признать, что в отношении природных ресурсов как публичного достояния субъектом права собственности должен выступать весь народ, а не конкретное местное сообщество, на чьей территории расположены природные ресурсы. Провозглашение природных ресурсов основой жизни и деятельности народов (населения) предполагает повышенную роль государства, поскольку именно государство выражает интересы населения в целом. Иными словами, природные ресурсы в таком толковании должны находиться исключительно в государственной собственности. Заметим, однако, что формулировка конституционной нормы предполагает, что земля и другие природные ресурсы «используются и охраняются», что не означает исключительной государственной собственности на них. Этот вывод подтверждается и частью второй комментируемой статьи. Следует отметить, что использование и охрана природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов обязательно предполагает наличие определенных ограничений прав собственника, направленных на наиболее рациональное использование потребляемых ресурсов с соблюдением интересов всего общества, что может выражаться, например, в повышенных налогах на использование природных ресурсов, возложении на собственника обязанностей по охране природных ресурсов и их сохранении и восстановлении, если это возможно. Однако исключительная государственная собственность на природные ресурсы непосредственно из норм Конституции РФ не вытекает.

Таким образом, норма части первой комментируемой статьи должна трактоваться как обязанность органов власти Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований, физических и юридических лиц по рациональному и эффективному использованию земли и других природных ресурсов, их охране от нерационального использования, порчи, заражения, восстановлению и улучшению возобновляемых природных ресурсов и экономному расходованию невозобновляемых. Все это должно осуществляться в интересах каждого землевладельца и природопользователя, а также многонационального народа России и каждого из входящих в его состав народов, с учетом обеспечения прав будущих поколений. При этом в определенных законом случаях необходимы некоторые ограничения прав и свобод собственников и иных лиц по использованию земли и других природных ресурсов требованиями их эффективного и рационального использования, охраны, всеобщими (социальными, экономическими, экологическими, градостроительными, технологическими и др.) интересами, правами других лиц, потребностями защиты основ конституционного строя, нравственности и здоровья населения *(36).

Обеспечение рационального и эффективного использования, а также охраны земли и других природных ресурсов предполагает осуществление всеми субъектами соответствующих мероприятий в данной сфере, а органами государственной власти — контроля над указанной деятельностью.

2. Конституция РФ отдельно выделяет такой объект права собственности, как земля и иные природные ресурсы. Фактически ч. 2 комментируемой статьи является специальной нормой по отношению к ч. 2 ст. 8 Конституции РФ.

Вопрос о собственности на природные ресурсы довольно сложен. Ранее они провозглашались исключительной собственностью государства. Ряд этих объектов (например, воздух) вообще не могут выступать объектом права собственности в силу своих физических особенностей.

Норма части второй комментируемой статьи сформулирована таким образом, что, с одной стороны, в ней провозглашена возможность нахождения природных ресурсов в любой форме собственности, а с другой — формулировка «могут находиться», как отметил Конституционный Суд РФ, означает, что, допуская возможность нахождения природных ресурсов в различных формах собственности, Конституция Российской Федерации не обязывает к тому, чтобы все природные ресурсы находились в этих различных формах собственности*(37).

Согласно положениям действующего законодательства России большинство природных ресурсов находится в государственной собственности.

В соответствии с Законом РФ от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 «О недрах» (в ред. от 18 июля 2008 г.) недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

Участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Права пользования недрами могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается федеральными законами.

Добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и в иных формах собственности*(38).

Согласно Водному кодексу РФ от 3 июня 2006 г. N 74-ФЗ, водные объекты находятся в собственности Российской Федерации (федеральной собственности), за исключением прудов, обводненных карьеров, расположенных в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, физическому лицу, юридическому лицу*(39). Такие водные объекты принадлежат собственнику земельного участка. Все иные водные объекты не являются объектами гражданских прав.

Лесной кодекс Российской Федерации от 29 января 1997 г. N 22-ФЗ предусматривает, что лесной фонд и расположенные на землях обороны леса находятся в федеральной собственности. Древесно-кустарниковая растительность, расположенная на земельном участке, находящемся в собственности гражданина или юридического лица, принадлежит ему на праве собственности, если иное не установлено федеральным законом*(40).

Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. «О животном мире»*(41) исходит из того, что животный мир (совокупность живых организмов всех видов диких животных, постоянно или временно населяющих территорию Российской Федерации и находящихся в состоянии естественной свободы, а также относящихся к природным ресурсам континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации) в пределах территории Российской Федерации является государственной собственностью (Российской Федерации или ее субъектов).

Объекты животного мира, изъятые из среды обитания в установленном порядке, могут находиться в частной, государственной, муниципальной или иных формах собственности.

Таким образом, из действующего законодательства следует, что природные ресурсы находятся в государственной собственности, преимущественно федеральной, либо в собственности Федерации и ее субъектов.

Эта позиция законодателя наиболее полно соответствует части первой комментируемой статьи в предложенной Конституционным Судом России трактовке. При этом в последние годы наблюдается тенденция к передаче данных объектов в исключительную федеральную собственность.

Единственным исключением является земля. Земельный кодекс РФ от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ предусматривает государственную, муниципальную и частную собственность на землю*(42). Несмотря на некоторые ограничения в части оборота отдельных категорий земельных участков, по отношению к собственности на землю представлены все формы собственности.