Статья 69 Конституции России

Текст Ст. 69 Конституции РФ в действующей редакции на 2016 год:

Российская Федерация гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 69 Конституции Российской Федерации

Рассматриваемая норма — новелла в Конституции. Ее появление согласуется с конституционной характеристикой российского государства как демократического, федеративного, правового и социального, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Включение же данной нормы в главу Конституции «Федеративное устройство» подчеркивает, что вопросы, связанные с указанными народами, составляют важный элемент национальной и региональной политики России.

Национальное меньшинство отличается от национальности, давшей имя государству или национально-государственному образованию, на территории которого проживает это меньшинство, национальными, языковыми и другими признаками.

Полиэтничность российского общества уникальна. Его своеобразие заключается не только в наличии более 140 наций, национальностей, но и в большой «амплитуде» их социально-экономического развития, необычайно сложном расселении этносов и этногрупп.

Коренные малочисленные народы можно рассматривать в качестве разновидности национальных меньшинств. Они, как и любые из этих меньшинств, численно значительно уступают иным группам населения, не доминируют в обществе, имеют отличия в культуре, языке, религии, обычаях и стремятся к сохранению своей самобытности. Однако выделяющая их особенность состоит в образе жизни и культуре, для которых характерна неразрывная связь с землей и занятие традиционными промыслами — оленеводством, рыболовством, охотой, сбором дикоросов. Это, в свою очередь, обусловливает специфику притязаний и правового положения коренных малочисленных народов.

В отличие от иных национальных меньшинств, коренные малочисленные народы не имеют государственных образований за пределами Российской Федерации или не имеют их вообще; издревле проживают на территориях своих предков в инонациональной среде, но сохраняют самобытность языка, культуры, хозяйственной деятельности и в целом образа жизни, несущего на себе отпечаток природных условий и исторического пути развития.

Комментируемая статья определяет основы отношений государства с коренными малочисленными народами — народами, проживающими на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющими традиционные образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающими в России менее 50 тыс. чел. и осознающими себя самостоятельными этническими общностями. Количественный рубеж в 50 тыс. чел. является наиболее целесообразным. Он относительно стабилен, и народы, насчитывающие менее 50 тыс. чел., не смогут его преодолеть в результате естественного воспроизводства в течение длительного времени. Самые крупные из этих народов в настоящее время не достигли и 35 тыс. человек.

Таким образом, коренной малочисленный народ должен соответствовать следующим критериям:

1) осознавать себя национальным меньшинством, т.е. самоидентифицироваться в качестве таковой;

2) характеризоваться историческим единством;

3) обладать самобытной культурой, т.е. ярко выраженными культурными характеристиками;

4) иметь общий родной язык, т.е. культурно-лингвистическое единство;

5) иметь специфическую среду обитания, национальные промыслы, т.е. особое экономическое пространство;

6) характеризоваться социально-психологической общностью, т.е. способностью к проявлению общей воли во взаимодействии с институтами власти и другими этническим группами, стремлением к учреждению собственных национальных институтов власти;

7) иметь численность населения менее 50 тыс. человек.

Этот статус обретается не автоматически при наличии названных признаков, а только после включения соответствующего народа по представлению органа государственной власти субъекта Федерации, на территории которого он проживает, в Единый перечень коренных малочисленных народов, утвержденный Правительством РФ*(365), принятый во исполнение Федерального закона от 30 апреля 1999 г. N 83-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»*(366).

В него вошли 45 коренных малочисленных народов Российской Федерации: в Корякском автономном округе (алеуты, алюторцы, ительмены, камчадалы, коряки, чукчи, эскимосы, эвены), Хабаровском крае (неги-дальцы, орочи, удэгейцы, ульчи, нанайцы, нивхи, эвенки, эвены), Красноярском крае (долганы, кеты, нганасаны, селькупы чулымцы эвенки) проживает большинство народностей.

Комментируемая статья закрепляет наиболее существенные элементы статуса коренных малочисленных народов. Из нее следует, что эти этнические общности официально выделяются в специальную группу в составе многонационального народа России, именуемую «коренные малочисленные народы»; признается их своеобразие, право на традиционный образ жизни, а также необходимость особого государственно-правового регулирования; допускается наличие специфических прав (статуса) данных народов, в том числе быть субъектом права; государство берет на себя постоянную обязанность гарантировать их права; в решении указанного вопроса Российская Федерация ориентируется на общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России, намерена руководствоваться ими при принятии необходимых законов и в правоприменительной практике; коренные малочисленные народы и их объединения вправе требовать от органов государственной власти и местного самоуправления действий, соответствующих международно-правовым нормам.

Малочисленные этносы находятся как бы в трех ипостасях: они и народы, и национальные меньшинства, и особые этнические общности. Сообразно с этим на них распространяются три группы международно-правовых норм, содержащих разные по своему юридическому значению положения (гарантии).

Российская Федерация, регулируя правовой статус коренных малочисленных народов, обязалась исходить из принципов и норм, содержащихся в международном праве, и заключенных ею международных договоров. В основе международно-правовых актов, регулирующих права народов, лежат распространяющиеся и на коренные малочисленные народы принципы равноправия и самоопределения народов, право каждого человека обладать всеми правами и свободами без какого бы то ни было различия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.

Отечественное законодательство о статусе и защите прав национальных меньшинств базируется на международных нормах, соглашениях в рамках СНГ и межгосударственных договорах России о правах человека и защите прав национальных меньшинств. Это Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), признанная мировым сообществом эталоном демократизма; Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.); Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.); Конвенция о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него (1948 г.); Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1965 г.); Международная конвенция о пресечении преступлений апартеида и наказании за него (1973 г.); Рамочная конвенция Совета Европы о защите национальных меньшинств (1995 г.).

Такой подход типичен для государств, где проживают подобные этнические общности (Канада, Норвегия, Финляндия, Дания), и отвечает требованиям Конвенции N 169 «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах», принятой Генеральной конференцией Международной организации труда 26 июня 1989 г.*(367) Обращая внимание на то, что эти народы беспрепятственно и без дискриминации пользуются правами человека и основными свободами, Конвенция содержит положения о специальных мерах охраны лиц, принадлежащих к коренным народам, с целью смягчения переживаемых ими трудностей. Декларируется право указанных народов выбирать собственные приоритеты развития, а также право на традиционно занимаемые земли, пользование и управление природными ресурсами, находящимися на этих землях, получение компенсации за убытки и ущерб, наносимый в связи с использованием данных земель. Правительствам предлагается вырабатывать специальные меры, защищающие права и интересы коренных народов в области найма и условий занятости, профессиональной подготовки, кустарных промыслов и сельских ремесел, социального обеспечения и здравоохранения, образования и средств общения, судебно-правовой защиты, где будут приниматься во внимание обычаи названных народов и особенности их экономического, социального и культурного положения. Подчеркивается, что при определении характера и масштаба мер, которые следует предпринимать в целях применения Конвенции, проявляется гибкость с учетом условий, характерных для каждой страны.

Детально определенные стороны жизни таких народов регламентируют Конвенция 1992 г. о биологическом разнообразии*(368), которая признает большую и традиционную зависимость коренного населения от биологических ресурсов и роль их знаний и практики для сохранения биологического разнообразия, а также Конвенция 1946 г. по регулированию китобойного промысла*(369), предусматривающая добычу китов для нужд аборигенов (в России это затрагивает интересы чукчей).