Статья 55 Конституции России

Текст Ст. 55 Конституции РФ в действующей редакции на 2016 год:

1. Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина.

2. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

3. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Комментарий к Ст. 55 Конституции Российской Федерации

1. В связи с постоянным развитием человеческого общества и усложнением общественных отношений система прав человека постепенно развивается, усложняется и совершенствуется. Существующие права и свободы человека и гражданина дополняются новыми, что влечет за собой изменение законодательства, дополнение его новыми демократическими нормами и принципами.

Часть 1 комментируемой статьи в соответствии со ст. 30 Всеобщей декларации прав человека, ст. 25 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и ст. 5 Международного пакта о гражданских и политических правах утверждает возможность обогащения перечня прав и свобод человека и гражданина, присоединения новых прав к провозглашенным ранее*(248).

Смысл комментируемой нормы заключается в том, что на самом высоком (конституционном) уровне признается существование других (помимо перечисленных в Основном законе страны) прав и свобод человека и гражданина. Иными словами, перечень основных прав и свобод (см. комментарий к гл. 2) не является закрытым, а сами права и свободы помимо Конституции РФ могут содержаться в других нормативных правовых актах, в том числе международных. Эти «другие» права и свободы человека и гражданина должны быть общепризнанными, что означает их всеобщий, универсальный характер*(249).

Как указывает В.А. Четвернин, в Конституции РФ перечисляются лишь те общепризнанные права и свободы человека и гражданина, которые представляются составителям Конституции РФ «основными». Но это не означает, что, во-первых, не может быть других общепризнанных естественных и неотчуждаемых прав и свобод, и что, во-вторых, эти «другие» являются второстепенными в сравнении с перечисленными в Конституции*(250).

По своей форме общепризнанные права человека могут носить обычно-правовой или договорно-правовой (конвенционный) характер. Многие из них возникли в процессе длительного применения государствами как обычно-правовые нормы*(251). Раньше такие нормы в международном праве составляли большинство, поскольку обычай являлся основным источником международного права. Но затем, когда возобладал международный договор, они были восприняты или созданы заново международными договорами, став договорно-правовыми нормами*(252).

2. Согласно комментируемой норме в России не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Эта норма является закономерным итогом многолетней борьбы за права человека во всем мире, осознанием их ценности и необходимости правовой охраны и защиты.

На протяжении многих веков люди стремились защитить себя от притеснений со стороны власти. Эта борьба велась в разных формах и преследовала различные цели. В целом, говоря о становлении философской, политической и юридической систем прав человека, можно утверждать, что в этом процессе содержалась определенная историческая логика — первоначально это были сословно ограниченные конструкции, постепенно они расширялись и, наконец, наступила эпоха признания универсальности характера общепризнанных прав человека со всеми вытекающими отсюда международно-правовыми (в сочетании с внутригосударственными) формами и средствами для их утверждения во всех государствах и национальных правовых системах*(253).

Понятие «законы» в контексте комментируемой нормы следует толковать расширительно, вкладывая в него не только федеральные конституционные и федеральные законы, но и другие нормативные правовые акты (указы Президента РФ, постановления Правительства РФ и др.). В контексте данного конституционного положения термин «умаляющие» означает законодательное установление в сфере соответствующих прав и свобод меры свободы, меньшей, чем необходимо с точки зрения основного содержания этих прав и свобод. Понятие «основное содержание» прав человека означает некий качественный предел для законодательного ограничения прав человека*(254).

За последние годы в России было принято немало неконституционных (в том числе, противоречащих норме ч. 2 ст. 55 Конституции РФ) законов и поправок к ним. Наиболее яркие из них — изменения, внесенные в Федеральный закон от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»*(255) и Федеральный закон от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»*(256). Речь идет об отмене выборов глав субъектов Российской Федерации, сам факт которой противоречит сразу нескольким статьям Конституции РФ.

3. Часть 3 ст. 55 Конституции РФ содержит исчерпывающий перечень допустимых оснований законодательного ограничения прав и свобод: они могут быть ограничены федеральным законом, однако только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Иными словами, если не нарушаются ни основы конституционного строя, ни нравственность и здоровье, ни права и законные интересы других лиц, ни обороноспособность и безопасность государства, ограничение прав и свобод невозможно, а любые попытки их ограничить являются незаконными и должны быть немедленно пресечены.

Возникает закономерный вопрос: кто и как должен определять эту «меру»? Очевидно, что государство в лице своих органов посредством инициирования и издания федеральных законов. Иными словами, Конституция РФ четко обозначает единственную легитимную форму возможного ограничения прав и свобод — федеральный закон*(257), процедура принятия которого прописана в разд. 3 («Законодательная процедура») Регламента Государственной Думы Федерального Собрания РФ, принятого постановлением Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22 января 1998 г. N 2134-II ГД*(258).

Субъекты права законодательной инициативы и порядок внесения законопроектов в Государственную Думу определены в ст. 104 Конституции РФ (см. комментарий к ней), согласно ч. 1 которой право законодательной инициативы принадлежит: Президенту РФ, Совету Федерации и его членам, депутатам Государственной Думы, Правительству РФ, законодательным (представительным) органам субъектов РФ. Право законодательной инициативы принадлежит также Конституционному Суду РФ, Верховному Суду РФ и Высшему Арбитражному Суду РФ по вопросам их ведения.

На практике нередки нарушения комментируемой нормы: часто конституции республик и уставы других субъектов РФ устанавливают не предусмотренные федеральным законодательством и международными обязательствами России ограничения избирательных прав граждан (например, в республике Калмыкия), свободы передвижения и выбора места жительства (Республика Саха-Якутия, Ставропольский край, Ростовская область), искусственное сужение перечня объектов, которые могут находиться в собственности физических лиц. Уставами некоторых субъектов РФ предусматривается возможность ограничения прав и свобод граждан этих территорий областными законами, хотя регулирование прав и свобод человека и гражданина находится в исключительном ведении Российской Федерации, т.е. они могут быть ограничены только федеральным законом в соответствии со ст. 55 Конституции РФ*(259).

Поэтому пользование правами и свободами сопряжено с ответственностью человека, с возможными ограничениями, определяемыми мерой и границами свободы, установленными правом, принципами гуманности, справедливости, нравственности. Эти условия сформулированы в ст. 29 Всеобщей декларации прав человека: «При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе».

На внутригосударственном уровне в интересах борьбы с терроризмом в нашей стране принят целый комплекс нормативных правовых актов, носящих как общий, так и специальный характер. К их числу можно отнести следующие:

Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (вступил в силу с 10 марта 2006 г., за исключением ст. 18, 19, 21 и 23, вступивших в силу с 1 января 2007 г.)*(260);

Федеральный закон от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии»*(261);

постановление Правительства РФ от 7 марта 1997 г. N 264 «Об утверждении Правил физической защиты ядерных материалов, ядерных установок и пунктов хранения ядерных материалов»*(262).

В этих документах закрепляется компетенция органов исполнительной власти в области борьбы с преступлениями, связанными с терроризмом, в том числе, на международной арене, конкретный механизм реализации международных обязательств и другие вопросы в данной области.