Статья 17 Конституции России

Текст Ст. 17 Конституции РФ в действующей редакции на 2017 год:

1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

2. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

3. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Комментарий к Ст. 17 Конституции Российской Федерации

1. Особенностью действующей Конституции России является ее насыщенность общепризнанными в международном праве принципами, среди которых доминирующее место занимают основополагающие идеи в сфере прав и свобод человека и гражданина.

В соответствии с ч. 1 ст. 17 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются «согласно общепризнанным принципам и нормам международного права».

Правильное понимание «общепризнанных принципов и норм международного права» стало предметом широкой научной и практической дискуссии. В отечественной юридической науке довольно долго бытовало мнение о том, что общепризнанные принципы и нормы существуют в основном в форме обычая*(72).

Современное международное право и внутреннее право государств закрепляют разнообразную систему принципов, предопределяющих место личности в государстве и обществе, взаимоотношения личности с государством и обществом. Принципы международного и конституционного права разделяются на основные (основополагающие) и дополнительные, всеобщие (закрепленные в многосторонних конвенциях мирового значения) и региональные (зафиксированные в региональных конвенциях), универсальные и отраслевые.

Важное место в системе таких принципов занимают основные общепризнанные принципы, которые представляют собой фундаментальные идеи формирования, функционирования и развития общественных, международных и государственно-политических отношений. Критериями отнесения принципов к основным общепризнанным являются их универсальность и признание большинством государств (нациями) мирового сообщества. Об этом, в частности, говорится в п. «с» ст. 38 Статута Международного Суда ООН: «Суд, который обязан решать переданные ему споры на основании международного права, применяет… общие принципы права, признанные цивилизованными нациями».

В настоящее время отсутствует какая-либо единая, устоявшаяся классификация общепризнанных принципов. Как в международно-правовых актах, так и в актах внутригосударственного права можно обнаружить разнообразие регулирования в этом вопросе.

Признавая, что такие принципы должны быть общими для международного и внутригосударственного права, некоторые ученые считают, они «не могут носить правового характера, то есть быть правовыми нормами, поскольку правовых норм, общих и для международного, и для внутреннего права, нет»*(73). Думается, что такой взгляд не отвечает нынешним реалиям: современное национальное право государств буквально пронизано принципами общего характера, закрепленными в международно-правовых документах.

Как и в других странах, строящих свою правовую систему на основе «общепризнанных принципов и норм международного права»», законодатели, суды, органы прокуратуры и другие правоприменители в России столкнулись с необходимостью единообразного понимания общепризнанных принципов и норм международного права, а также принципа их прямого действия. В решении этой задачи большое значение имеют правовые позиции Конституционного Суда РФ, а также постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Конституционный Суд РФ, регулярно обращаясь к международно-правовым актам в мотивировочной части своих постановлений, косвенным путем вынужден интерпретировать те или иные аспекты понимания и применения общепризнанных принципов и норм международного права. На применение обычными судами общепризнанных принципов и норм международного права, закрепленных в международных пактах, конвенциях и иных документах, и правил международных договоров России ориентируют постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»*(74) и от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

Ключевыми аспектами, имеющими теоретико-практическое значение и соответственно нуждающимися в разъяснении, являются разграничение между собой общепризнанных принципов и норм международного права, определение их понятия и содержания. В отечественной теории и правоприменительной практике наметились определенные шаги в этом направлении.

Особое значение в правильном понимании и применении общепризнанных принципов и норм имеет Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». В этом Постановлении Пленум Верховного Суда РФ дал разъяснение всех важнейший положений, вытекающих из влияния международного права на правовую системе России.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 октября 2003 г. дал понятие и определил основные виды общепризнанных принципов и общепризнанных норм международного права.

Он указал, что под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо.

«К общепризнанным принципам международного права, в частности, — отметил Пленум Верховного Суда, — относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств».

Российская Федерация закрепляет действие на ее территории всех признанных мировым сообществом прав и свобод человека и гражданина, независимо от того, закреплены они непосредственно в Конституции России или нет. Согласно ч. 1 ст. 55 Конституции РФ, перечисление в Конституции основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. В частности, в российском Основном законе не закреплено право на достаточный жизненный уровень, которое предусмотрено в ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Однако это право, исходя из конституционно-правовых принципов, действует и на территории Российской Федерации.

Не только конституционных, но и норм международного права касаются положения ч. 2 ст. 55 Конституции РФ, согласно которым в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Россия конституционно признала все фундаментальные права человека и гражданина, провозгласила равноправие граждан, право человека на достойную жизнь и свободу. В действующей Конституции РФ закреплены такие гуманные цели, как отмена смертной казни и создание суда присяжных. Основной закон России установил ряд основополагающих принципов правового положения личности, получивших закрепление в международно-правовых документах о правах человека. В частности, международно-признанным принципом является положение, закрепленное в ч. 1 ст. 19 Конституции РФ, согласно которой «все равны перед законом и судом».

В соответствии с международным правом Конституция РФ определила правовое положение иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся в России. Лица, не являющиеся российскими гражданами и законно находящиеся на ее территории, пользуются правами и свободами, исполняют обязанности граждан РФ, за изъятиями, установленными Конституцией, законами и международными договорами РФ (ч. 3 ст. 62). В сущности, данной категории лиц предоставлен национальный режим в России.

В современный период началось сближение и текущего законодательства Российской Федерации с международно-правовыми стандартами: отменены основные ограничения выезда за рубеж, существенно улучшилось положение в области свободы мысли, совести, религии, свободы каждого на выражение своего мнения, упразднены некоторые виды уголовных наказаний, сокращена сфера возможности применения смертной казни, проводится комплексная реформа уголовно-исполнительной системы*(75). Такие меры были реализованы, в частности, Федеральным законом от 20 марта 2001 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

В настоящее время широко используются нормы международного права при вынесении решений по делам о защите трудовых прав граждан, беженцев, избирательных прав граждан, об усыновлении детей иностранными гражданами, по делам, связанным с осуществлением международных перевозок, и другим категориям дел.

Широк спектр применения норм международного права в области уголовного судопроизводства. Со многими странами Россией заключены договоры о правовой помощи. На основании заключенных международных договоров и в соответствии с нормами международного права российские суды в 2002 г. 20 раз обращались к другим государствам с требованиями об экстрадиции.

Конституционный Суд РФ неоднократно в обоснование своих решений ссылался на международно-правовые принципы и нормы, указывая на несоответствие им положений тех или иных законов, затрагивающих права и свободы человека. При этом в некоторых случаях Конституционный Суд опирался на общепризнанные нормы о правах и свободах, не нашедшие прямого закрепления в Конституции РФ. Например, в постановлении от 2 февраля 1996 г. по делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса в связи с жалобой граждан отмечалось, что Международный пакт о гражданских и политических правах, исходя из материального содержания правосудия и приоритета в нем прав человека, подчеркивает, что цель исправления судебных ошибок служит основанием для пересмотра окончательных решений судов, «если какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки» (п. 6 ст. 14). Конституционный Суд РФ отметил, что данная международно-правовая норма закрепляет более широкие возможности для исправления судебных ошибок, чем Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, и в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, являясь составной частью правовой системы России, имеет приоритет перед внутренним законодательством в вопросах защиты прав и свобод, нарушенных в результате судебных ошибок*(76).

Особенностью большинства международно-правовых актов, определяющих права и свободы, является то, что создаваемые ими нормы сформулированы в самой общем виде и их положения не всегда могут непосредственно регламентировать отношения между субъектами права. Это зачастую подчеркивается и в самих международно-правовых актах. Так, в преамбуле Всеобщей декларации прав человека ООН указывается, что ее положения рассматриваются «в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства», поэтому большинство ее положений носит декларативный характер. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (п. 1 ст. 2) ориентирует государства на постепенное выполнение принятых на себя обязательств с учетом имеющихся возможностей, в том числе, путем осуществления законодательных мер.

Значительное место в системе нормативно-правовых актов России, регулирующих права и свободы, занимают международные договоры. Российская Федерация ратифицирует договоры в виде федерального закона, после чего эти акты становятся по своей юридической силе выше обычного федерального закона. Это следует из положений ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, устанавливающих, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

2. Российская Конституция выделяет такую категорию, как основные права и свободы человека, они провозглашаются неотчуждаемыми и принадлежащими каждому от рождения.

Основные права и свободы человека — это те фундаментальные естественные правовые возможности субъектов права пользоваться определенными благами, без которых индивид не мог бы существовать и развиваться как самодостаточная, полноценная личность.

К числу основных прав человека относят обычно право на жизнь, свободу, безопасность, частную собственность, физическую и психическую неприкосновенность, достоинство личности, личную и семейную тайну и другие фундаментальные права и свободы, непременно закрепляемые в конституциях государств и признаваемые на международно-правовом уровне. В последние годы к этому перечню присоединяют и некоторые права «третьего» и «четвертого» поколений, например: право на развитие, на мир, на использование достижений культуры или благоприятную (здоровую, чистую) природную среду, на смерть и на самоидентификацию личности. Считается, что эти права государственная власть не может даровать или отчуждать своими актами и действиями. Особенностью многих из этих прав является то, что их носителями могут быть не только индивиды, но и коллективы.

Основные права и свободы отличаются от производных, приобретенных прав и свобод с точки зрения режима отчуждаемости. Производные права и свободы, например право собственности на определенный объект, могут быть отчуждаемы. Так, предусмотренное в ст. 8, 9 и, особенно, в ст. 34-36 Конституции РФ право иметь в собственности имущество и землю представляет собой основное право. Но базируемое на нем конкретное право собственности физического лица на определенный объект представляет собой уже право производное, а не основное. Собственник, обладающий определенной вещью или земельным участком, может продать или подарить ее. Такая возможность, однако, не ущемляет основного права человека иметь в собственности имущество.

Основные неотчуждаемые права и свободы, принадлежащие личности в силу его рождения, получили наименование естественных прав и свобод. Именно под лозунгами естественных неотчуждаемых прав человека представители «третьего сословия» — революционной буржуазии, выступали против произвола абсолютных монархов и закрепощения личности средневековой церковью. Требование защиты прав человека выдвигается и в настоящее время различными движениями, направленными против авторитаризма и тоталитаризма.

Естественным правам и свободам человека присущи следующие признаки: 1) принадлежат индивиду от рождения; 2) складываются объективно и не зависят от государственного признания; 3) имеют неотчуждаемый, неотъемлемый характер, признаются естественными (как воздух, земля, вода и т.п.); 4) являются непосредственно действующими.

Для реализации таких естественных прав человека, как право на жизнь, на достойное существование, на неприкосновенность, достаточно лишь факта рождения и не обязательно, чтобы человек обладал качествами личности и гражданина. При осуществлении большинства приобретенных прав требуется, чтобы человек был гражданином, признавался полноценной личностью. Такие права человека производны от государства и общества, которое определяет их систему, содержание и объем.

3. Человек и гражданин живет в обществе и государстве, сосуществуя и общаясь с себе подобными. Осуществляемые им права и свободы в той или иной мере затрагивают интересы других людей, социальных групп или общества в целом. Баланс интересов, толерантность, достижение компромиссов несовпадающих целей и действий, общественное согласие и социальное партнерство являются основными признаками гражданского общества. Именно поэтому при реализации собственных прав и свобод не должны нарушаться права и свободы других лиц.

В части 3 ст. 17 Конституции РФ устанавливается общепризнанный правовой принцип: осуществление прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц. Фактически речь идет о частном выражении международно-правового принципа-запрета «злоупотребления правом (правами)». Согласно ч. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе. В статьях 5 Международных пактов ООН о правах 1966 г. установлено, что предусмотренные данными документами права не могут толковаться как означающие, что какое-либо государство, какая-либо группа или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на уничтожение любых прав или свобод, признанных в Пактах, или на ограничение их в большей мере, чем предусматривается в них. Аналогичное положение содержится и в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

Действие рассматриваемого конституционного принципа обеспечивается закреплением в текущем законодательстве пределов и ограничений конкретных прав и свобод.

Субъективное право человека и гражданина в Российской Федерации четко определено границами, строго «дозировано» законом (определен возраст, с которого наступает дееспособность, срок прохождения воинской службы, размер пенсии и т.д.). Это сделано для того, чтобы каждый индивид знал рамки дозволенного поведения и не вторгался в пределы законных интересов других лиц, государства, общества. Только при этом условии все люди могут беспрепятственно осуществлять свои права и свободы.

Одним из средств установления и поддержания такого порядка в обществе являются юридически закрепленные ограничения прав и свобод. Речь идет о законных ограничениях прав и свобод человека и гражданина. Основаниями таких ограничений могут быть:

а) правонарушения, в особенности преступления, которые наиболее вредны для других лиц, государства и обществ;

б) поведение, хотя и не признаваемое правонарушением, но задевающее интересы других лиц, общества и государства;

в) соглашения самих лиц.

В случае совершения противоправного деяния, ущемляющего и нарушающего права и свободы других лиц, в качестве средств ограничения прав и свобод правонарушителей выступают меры наказания.