Статья 110 Конституции России

Текст Ст. 110 Конституции РФ в действующей редакции на 2017 год:

1. Исполнительную власть Российской Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации.

2. Правительство Российской Федерации состоит из Председателя Правительства Российской Федерации, заместителей Председателя Правительства Российской Федерации и федеральных министров.

Комментарий к Ст. 110 Конституции Российской Федерации

Часть 1 ст. 110 определяет место Правительства в системе государственной власти и поэтому имеет фундаментальный характер в отношении всего содержания гл. 6. Согласно ей, исполнительную власть Российской Федерации осуществляет Правительство. Речь здесь идет именно об исполнительной власти Федерации, пределы которой определяются разделением предметов ведения и полномочий между нею и ее субъектами. Данная норма прямо корреспондирует ст. 71-73 Конституции, в которых осуществлено разграничение предметов ведения по вертикали политико-государственного устройства России.

Согласно содержанию названных статей Правительство осуществляет исполнительную власть Российской Федерации в первую очередь в рамках, определенных ст. 71 Конституции. Что касается совместного ведения (ст. 72), то здесь вопрос о сфере полномочий федерального Правительства решается не столь однозначно. С одной стороны, ч. 2 ст. 76 устанавливает возможность принятия в пределах совместного ведения как федеральных законов, так и законов субъектов Российской Федерации. Причем ч. 5 той же статьи устанавливает безусловное верховенство федеральных законов над законами субъектов Федерации.

Таким образом, в рамках, установленных федеральным законодательством, Правительство России вправе осуществлять исполнительную власть как в сфере исключительного ведения Федерации, так и в области совместного ведения Федерации и ее субъектов. Вместе с тем если по какой-либо причине вопросы, относящиеся к совместному ведению, не урегулированы федеральными законами, то субъекты Федерации вправе осуществлять здесь собственное законодательное регулирование вплоть до момента принятия соответствующего федерального закона. После этого законодательство субъектов должно быть приведено в соответствие с принятыми федеральными законами.

С точки зрения полномочий федерального Правительства важно отметить следующее. Согласно ч. 2 ст. 77 Конституции, в пределах ведения Российской Федерации и ее полномочий по предметам совместного ведения федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Федерации образуют единую систему исполнительной власти в Российской Федерации*(617). Таким образом, федеральное Правительство, занимая высшую ступень в иерархии исполнительной власти при реализации полномочий в сфере совместного ведения, должно руководствоваться как федеральным законодательством, так и законодательством субъектов Федерации, принятым в соответствии с общими правилами соподчиненности нормативных правовых актов, установленными ст. 76 Конституции.

Последнее определяется природой исполнительной власти, система которой может быть выстроена лишь на основе общих закономерностей государственного управления, определяющей чертой которого является иерархия построения его органов. Коль скоро Конституцией определено единство системы исполнительной власти в пределах исключительного и совместного ведения, то отсюда неизбежен вывод о подчиненности собственных органов исполнительной власти субъектов федеральному Правительству, естественно, в рамках действующего законодательства с учетом разделения предметов ведения и полномочий (ст. 71 и 72 Конституции). Иными словами, иерархия государственного управления определяет в данном случае и ответственность федерального Правительства за реализацию законодательства субъектов Федерации, принятого в сфере совместного ведения.

Надо заметить, что логика единства исполнительной власти в России в данной трактовке не всегда отвечает реальной деятельности и сфере ответственности федерального Правительства, которое чаще всего склонно рассматривать взаимоотношения с органами исполнительной власти с преимущественным акцентом на реализацию полномочий власти федеральной. В действительности же оно должно отвечать за функционирование всей системы единой исполнительной власти, которую, согласно Конституции, возглавляет. Другого в системе государственного управления просто не может быть. Если в ней есть субъекты, которым подчинены объекты управления, то неизбежна и ответственность субъектов за функционирование объектов. В отличие от других ветвей власти, исполнительная власть всегда иерархична в силу своего государственно-управленческого содержания, поэтому иного ей не дано.

В настоящее время ситуация, когда федеральная исполнительная власть зачастую разрешала свои проблемы за счет субъектов Федерации и возлагала на них ответственность за решение тех или иных вопросов, не обеспечивая их соответствующими ресурсами и не неся за это конечную ответственность, постепенно выправляется благодаря образованию федеральных округов и последовательному формированию единой властной вертикали. Все это следует рассматривать как наиболее адекватные шаги по реальному воплощению в жизнь существующих с 1993 г. конституционных положений.

В целом же упорядочение законодательства, которое наблюдается в последние годы, создает лишь общее правовое пространство Российской Федерации. Что касается его реального функционирования, то оно достигается прежде всего через единую систему исполнительной власти, формирование которой в полном объеме явно затянулось и, увы, все еще не имеет полного законодательного регулирования.

Часть 2 ст. 110 Конституции Российской Федерации определяет состав федерального Правительства. Согласно ей, Правительство Российской Федерации состоит из Председателя Правительства, его заместителей и федеральных министров. Подчеркнем особо: в состав Правительства входят, помимо Председателя и его заместителей, лишь те лица, которые обладают статусом министра. При этом не имеет значения, возглавляет ли такое лицо конкретное министерство или другой федеральный орган исполнительной власти. Например, статусом министра обычно наделяется Руководитель Аппарата Правительства Российской Федерации, который органов федеральной исполнительной власти не руководит.

Конституция данный вопрос не регламентирует и дает в его решении широкую степень усмотрения для лиц и органов, уполномоченных определять структуру и формировать персональный состав Правительства. В силу допускаемого Конституцией усмотрения статусом министра могут обладать не только главы соответствующих министерств, но и руководители других органов. Однако если руководитель министерства — это всегда министр и автоматически член Правительства, то для других федеральных органов исполнительной власти данный вопрос решается в индивидуальном порядке усмотрением Председателя Правительства и Президента Российской Федерации.

Как уже отмечалось, ч. 2 ст. 110 Конституции, определяя круг лиц, входящих в состав Правительства, включает в их число заместителей Председателя Правительства Российской Федерации. Подчеркнем: речь идет именно о заместителях. Тем не менее практически всегда в составе Правительства присутствуют и первые заместители Председателя Правительства. Между тем перечень должностных лиц, которые входят в Правительство, согласно Конституции, является закрытым, первые заместители председателя Правительства в нем отсутствуют. В то же время разница между заместителями и первыми заместителями существенна и ясно наличествует в любом органе исполнительной власти.

В этой связи закономерен вопрос о том, что в действительности существует доктринальное и расширительное толкование ч. 2 ст. 110 Конституции. Первое, доктринальное, не предполагает в составе Правительства первых заместителей Председателя. При этом если они, эти должности, все же учреждаются, то занимающие их лица в состав Правительства, вопреки существующим реалиям, войти не могут. Это противоречит Конституции.

Второе, расширительное, толкование относит первых заместителей к числу тех же заместителей, не видя между ними принципиальных различий, что довольно спорно, поскольку теория и практика государственного управления, составляющего содержание функций исполнительной власти, всегда различала первых заместителей руководителей и просто заместителей. Хорошо известно, что первые заместители обладают более широкими полномочиями в отношении заместителей и, что самое главное, они имеют приоритет в решении пересекающихся вопросов перед другими заместителями. Нередко первые заместители выступают координаторами деятельности других заместителей. Например, в современном Правительстве первый заместитель Председателя Правительства осуществляет координацию всех других заместителей и членов Правительства в части реализации национальных проектов. Каждый из проектов суть матричная структура, объединяющая в рамках реализуемых ею целей деятельность всех заинтересованных субъектов. В данном же случае это фактически вся исполнительная власть в Российской Федерации. Мало того, первый заместитель Председателя Правительства часто проводит специальные совещания, в которых в обязательном порядке участвуют другие члены Правительства, не говоря о том, что здесь они получают специальные поручения, которые явно приравниваются к поручениям самого Правительства.

Представляется очевидным, что схемы, одна из которых предполагает равный статус заместителей и первых заместителей Председателя Правительства, а вторая ставит вторых выше первых, существенно различны в организационном и функциональном отношениях. Если вторая схема вообще не предусмотрена Конституцией, то естественным выглядит вывод о том, что включение первых заместителей в состав Правительства противоречит ч. 2 ст. 110 Конституции Российской Федерации.