Статья 1 Конституции России

Текст Ст. 1 Конституции РФ в действующей редакции на 2016 год:

1. Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.

2. Наименования Российская Федерация и Россия равнозначны.

Комментарий к Ст. 1 Конституции Российской Федерации

1. Эта статья в наиболее общем виде закрепляет обобщенную характеристику российского государства и является ярким примером нормы-дефиниции (краткое определение, отражающее существенные признаки предмета), присущей отечественному конституционному праву, особенно первой главе Основного закона. Рассмотрим подробнее каждый из принципов, сформулированных в статье.

Демократическое государство. Как известно, демократия (от гр. demos — народ, kratos — власть) — это власть народа, т.е. политический режим, характеризующийся в первую очередь периодической сменяемостью избираемых населением органов публичной власти. Степень развития демократии зависит от количества избираемых органов власти и числа граждан, участвующих в выборах. В Российской Федерации к числу избираемых органов власти относятся Президент России, нижняя палата Федерального Собрания — Государственная Дума, законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Федерации, большинство органов местного самоуправления. Выборы осуществляются периодически, на основе всеобщего равного в основном прямого избирательного права, выдвижение кандидатов на выборные должности осуществляется на альтернативной основе (см. комментарий к ст. 3 и 32). При выборах применяются в различных сочетаниях мажоритарная и пропорциональная избирательные системы. С этих формальных позиций Российская Федерация может считаться демократическим государством.

Вместе с тем отказ от избрания населением губернаторов (глав) субъектов Федерации, введение полностью пропорциональной избирательной системы и увеличения порогового числа голосов избирателей при прохождении списков кандидатов на выборах депутатов Государственной Думы, отказ от непосредственного избрания населением субъектов Федерации членов верхней палаты Парламента (см. комментарий ко второму разделу Конституции) — свидетельство частичного отказа от ряда преимуществ демократического режима.

Помимо названных признаков, демократический политический режим характеризуется свободой печати, отказом от цензуры, приоритетом прав человека перед правами государства, его органов. С формально-юридической точки зрения все эти признаки демократии в России конституционно закреплены (см. комментарий к ст. 2 и 29), однако на практике не всегда соблюдаются и не получили должного закрепления в текущем законодательстве.

Федеративное государство. Как известно, все государства мира по своему политико-территориальному устройству делятся на федеративные (от лат. foederatio — союз, объединение), т.е. сложные по составу, включающие в себя относительно самостоятельные государственные образования, называемые субъектами федерации (штаты, кантоны, земли, и т.д.), и унитарные (от лат. unitas — единство), т.е. простые по составу, разделенные на несамостоятельные административно-территориальные единицы, подчиненные единому центру. Федеративных государств в мире меньшинство, не более 26. Однако их число растет, некоторые государства, например Италия, Испания, находятся на стадии перехода от унитарных к федеративным. Причина очевидна: федеративные государства в силу децентрализации и деконцентрации государственной власти становятся более демократичными.

При этом следует отметить, что в мировой практике отсутствует четкий набор факторов, определяющих тип политико-территориального устройства того или иного государства. Как правило, это набор субъективных, исторически сложившихся факторов и событий. Не является исключением в этом ряду и Россия. Исторически процесс формирования унитарных и федеративных государств по времени различен. Те европейские государства, в которых процесс формирования централизованного государства завершился в XVI-XVIII вв., оформились как унитарные (Франция, Великобритания, Россия). А те страны, где этот процесс пришелся на рубеж XVIII-XX столетий или подвергся некоторым внешним воздействиям, как, например, США, ФРГ или Швейцария, превратились в федеративные государства. Российская империя в силу набора объективных и субъективных причин, несмотря на огромную территорию, полинациональный состав и многоконфессиональность, сформировалась как жестко централизованное государство. Однако неудачный для России исход первой мировой войны, три сокрушительные социальные революции поставили ее на грань распада. Большевики нашли единственно возможный, с их точки зрения, способ сохранить целостность государства через спекуляцию на национальных чувствах угнетаемых царизмом народов, т.е. через гипертрофированное толкование принципа самоопределения наций.

В результате на развалинах Российской империи образовались самостоятельные государства: БССР, УССР, ЗСФСР, Бухарская и Хорезмская народные республики, Польша и Финляндия. А на территории центральной России сформировалась уникальное по своей организации государство — Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика*(6). Уникальность изначального федеративного устройства России состояла в том, что это была федерализация «сверху», осуществляемая по указанию центральной власти, путем так называемой автономизации. В составе РСФСР были сформированы шесть типов государствоподобных образований — автономные республики, автономные области, национальные (позже автономные) округа, трудовые коммуны (например, немецкая Трудовая коммуна, преобразованная в 1923 г. в АССР немцев Поволжья), края и области. Из всего перечня образований только автономные республики могли претендовать на статус субъектов Федерации, поскольку имели право на принятие собственной Конституции и автономное законодательство. Остальные территории страны находились в административном подчинении центру, — т.е. в положении административно-территориальных единиц, присущих унитарному государству. Тем не менее государство в целом получило название федеративного. Такая асимметрия могла существовать только в условиях жесткой административной, организационной и политической централизации.

Поэтому, когда в период так называемой перестройки началось бурное преобразование территориального устройства страны: республики были объявлены суверенными государствами в составе РФ, большинство автономных областей, за исключением Еврейской, были также преобразованы в республики, Чукотский автономный округ вышел из состава Магаданской области, были образованы города федерального значения, Москва и Санкт-Петербург, остальные девять автономных округов, области и края потребовали равноправного статуса субъектов Федерации, — был заключен так называемый Федеративный договор (точнее, три договора; подробнее см. комментарий ко второму разделу Конституции), согласно которому каждая из групп субъектов Федерации (суверенные республики; области, края, города федерального значения; автономные округа) получала свою систему взаимоотношений с центральной властью.

Различия в этих отношениях были минимальные. Пожалуй, наиболее существенным отличием было признание центральной властью республик суверенными государствами в составе Российской Федерации. Это была вынужденная акция, предотвратившая возможный распад Российской Федерации, наметившийся вслед за распадом СССР, произошедшим в декабре 1991 г. Однако кризис федеративных отношений миновал, а Федеративный договор, согласно второму разделу Конституции, формально продолжает действовать (во всяком случае, ни одна сторона его не денонсировала)*(7). Поэтому перед авторами Конституции стояла трудная задача. С одной стороны, в соответствии с Декларацией о государственном суверенитете от 12 июня 1990 г. Россия объявлялась суверенным государством и эта норма в соответствии с общемировой практикой должна была получить закрепление именно в первой статье Конституции. С другой — объявление всех субъектов равноправными между собой и во взаимоотношениях с центральной властью (см. комментарий к ст. 5) требовало одностороннего отказа от суверенитета республик в составе Российской Федерации. Тогда авторы Конституции пошли по компромиссному пути взаимного «отказа» от суверенитета: России — в первой статье Конституции, а республик — в пятой. При этом, разумеется, Россия объявлялась суверенным государством, но косвенным образом, путем закрепления отдельных его признаков (см. комментарий к ст. 4).

Правовое государство. Это наиболее противоречивая характеристика российского государства, закрепленная действующей Конституцией. По определению В.А. Четвернина, разделяемому авторами настоящего комментария, правовое государство — это государство, в котором власть максимально ограничена естественными и неотчуждаемыми правами и свободами человека и гражданина, это либеральное государство, или «государство — ночной сторож»*(8).

На наш взгляд, российское государство не отвечает заявленным выше характеристикам. В лучшем случае его можно рассматривать в качестве полицейского государства, как в положительном, так и в отрицательном значении этого слова. Положительное заключается в том, что в нем издаются нормативно-правовые акты, предписаниям которых в основном следуют граждане и органы государственной власти, сохраняется институт выборов, выстроена вертикаль исполнительной власти, действует судебная власть. Отрицательное — в том, что далеко не все издаваемые в России нормативно-правовые акты отвечают требованиям максимального обеспечения естественных и неотчуждаемых прав человека и гражданина (см. комментарий к ст. 2), выборы не в полной мере отражают реальное волеизъявление избирателей, суды находятся в определенной зависимости от исполнительной власти, а последняя в значительной мере бюрократизирована и коррумпирована.

Возникает вопрос: насколько необходимо было закрепление характеристики России как правового государства в Основном законе? С одной стороны, существенное расхождение между юридической нормой и фактическим состоянием дел искажает сам смысл института правового государства, подрывает веру граждан в его смысл и возможность достижения. С другой стороны, поскольку только нормы Конституции носят программно-целевой характер, можно рассматривать формирование правового государства как отдаленную цель для общества и государства, предусмотренную Основным законом. Однако, думается, эту характеристику Российской Федерации можно было бы перенести в преамбулу, как это сделано в Конституции Республики Монголии.

Необходимо отметить, что в Конституции РСФСР (в ред. от 15 декабря 1990 г.) построение правового демократического государства было обозначено в преамбуле как цель деятельности Российского государства*(9).А через три года, в течение которых произошел распад СССР, попытка государственного переворота (ГКЧП) и сомнительный с юридической точки зрения роспуск Съезда и Верховного Совета, приостановление действия Конституции 1978 г. с последующими редакциями, мы достигли этой цели?

Республиканская форма правления. Республика (от лат. res — дело, publica — общее), в отличие от монархии, — это форма правления, при которой верховная власть в государстве принадлежит выборному коллегиальному или единоличному органу государства. Применительно к России речь идет о Главе государства в лице Президента (см. комментарий к ст. 11 и гл. 4). Россия сформировалась как монархия, в которой главой государства пожизненно являлся монарх, получавший власть по наследству. Однако в результате отречения последнего российского императора Николая II от престола 28 февраля 1917 г. и последовавших за этим двух социальных революций монархическая форма правления в нашей стране оказалась невозможной. Россия превратилась в республику, неоднократно менявшую в ходе исторического развития свою сущность, представляющую собой сегодня республику смешанного (или полупрезидентского) типа (см. комментарий к ст. 11), к каковым относится большинство развитых государств мира.

2. Что касается равнозначности наименований Российская Федерация и Россия, то эта норма подчеркивает историческую преемственность Российской Федерации, каковой она стала именоваться с 1918 г., и России — государства, возникшего на части ее территории в IX в. нашей эры. Исторически возникшие двойные наименования присущи некоторым иностранным государствам, например Голландии — Нидерландам, Черногории — Монтенегро. Однако далеко не везде эта двойственность получает конституционное закрепление.